?

Log in

No account? Create an account

Символы и знамения

Previous Entry Share Next Entry
"Землянин". Итоги - 1
Think
wampus_999
В предыдущих двух исследованиях, – "Сотворение из ничего" и "Символы Апокалипсиса" – посвященных анализу первой главы книги Бытия и Откровения Иоанна, была сделана попытка разобраться, что же хотел сказать Творец через избранных пророков своему последнему Творению, эдакому "гадкому утенку" земного царства жизни. И оказалось, что именно в этих книгах даны если не ответы, то по меньшей мере подходы к разрешению самых главных вопросов бытия человека: о его изначальном происхождении, законах его актуального существования и развития, и даже о его конечной участи. Вот только чего не сказано – так это о сущности и природе самого Творца, с которого все и началось. А раз так, нам ничего не остается кроме как самим попытаться хоть что-то понять о нем, исходя из того, что нам известно, примерно так, как мы можем понять характер скульптора по созданным им произведениям. Может быть тогда мы сможем уразуметь, зачем он нас создал, почему мы таковы, каковы есть и что же ему от нас нужно.

В течение многих тысяч лет люди, поначалу практически ничего не знавшие о строении материи и ее законах, представляли своего Творца как нечто запредельное, существующее вне времени и пространства и обладающее поистине необыкновенными и чудесными качествами и способностями – от всеблагости до всемогущества. Множество религий исходят из этого "факта". С тех пор человечество далеко продвинулось в части раскрытия тайн природы и добралось до таких глубин, какие и представить не могли даже недавние наши предки. И если теперь посмотреть с современной научной точки зрения, то, в соответствии с нынешними физическими представлениями, нашего Создателя, которого люди всегда называли Творцом и Богом, мы можем представить себе как распределенный в пространстве квантовый космический Разум, ограниченный только размером Вселенной, существующий внутри этой Вселенной, так же как и мы сами, и ограниченный теми же физическими законами. При этом нам не придется насиловать свой здравый смысл и прибегать к сказочным объяснениям, ведь возможность существования такого разума сейчас активно и вполне открыто обсуждается в научном сообществе.

Причем, у современного ученого, придерживающегося материалистических взглядов и даже вроде как давно дискредитированной, но не сдающей свои позиции дарвиновской теории эволюции, не может быть возражений против того, что мыслящий "мозг" мог возникнуть и в других местах Вселенной (организованы даже его поиски), в том числе и на других физических принципах, раз он уже смог возникнуть на Земле, ведь время существования Вселенной в несколько раз больше, чем Земли. Зато такая последовательность событий – сначала вселенский Разум, а потом уже биологическая жизнь – гораздо лучше объясняет высочайшую сложность живой материи на Земле, ведь естественным образом самоорганизовавшиеся структуры, в том числе квантовый разум, неизбежно должны быть весьма простыми, так же как гораздо более простой является исходная неживая материя. Для матрицы квантового "мозга", функционирующего в вакууме, не требуются такие сложные элементы как нейроны человеческого мозга и вся остальная инфраструктура по их обслуживанию, ведь он, как любой процессор, может состоять из миллиардов и триллионов повторяющихся элементов атомного и субатомного уровня, объединившихся в нейронную сеть и использующих для обмена информацией квантовые механизмы. Искусственно же создаваемые физические макрообъекты неизбежно несут на себе печать избыточной сложности и тяжеловесности. Кстати, мы фактически ничего не знаем о том, за счет чего обеспечивается фантастическая емкость нашей памяти и высочайшая скорость обработки информации в мозге, использующем не электромагнитные, а на порядки более медленные электрохимические сигналы – возможно, частично как раз за счет квантовых эффектов, пока нами не открытых (хотя многие физики сомневаются, что такое возможно при комнатной температуре и в "мокрой" среде).

А так как квантовый "мозг" фактически бесплотен и не может творить чудес, нарушающих законы природы, можно предположить, что он вполне мог найти способ манипулировать объектами на квантовом и атомном уровне и создать молекулярные основы жизни на Земле, но для него должна была стать проблемой работа с объектами макроуровня. Именно поэтому ему и мог потребоваться разумный материальный "помощник", который бы стал хранителем создававшегося миллиарды лет заповедника на планете Земля, и смог научиться защищать его от глобальных катастроф. Точно так же человек создает роботов, которые могли бы заменить его там, где он сам не в состоянии справиться. Очень похоже передает Р.Бейнтон взгляд Мартина Лютера на подобную проблему: "Бог призывает людей трудиться, поскольку трудится Он. Он выполняет самые обыденные работы. Бог – это и портной, сшивший оленю одежду, которой хватит на тысячи лет. Он и сапожник, давший оленю башмаки, которых ему не износить за всю жизнь... Если трудились Бог, Христос, Дева Мария, первый среди апостолов и пастухи, значит и нам следует трудиться на том поприще, на которое мы призваны. У Бога нет Своих рук и ног. Он должен продолжать Свои труды посредством людей. Чем обыденнее дело, тем лучше. Молочник и работник, вывозящий навоз, делают работу, которая более угодна Богу, чем псалмопения монаха-картезианца".

Именно такого помощника, немало потрудившись (миллиарды лет!), Творец и создал, назвав его Адам, то есть "Землянин" ("адама" в переводе с еврейского – "земля", причем не только как почва, но и как территория). В первой главе книги Бытия он говорит людям: "наполняйте землю, и овладейте ею", то есть научитесь управлять ей. И всего-то – научиться управлять климатом, тушить вулканы, предупреждать землетрясения, исправлять орбиты опасно сближающихся с Землей астероидов и поддерживать экологическое равновесие на Земле. Все это уже сейчас человечество могло бы научиться делать... будь оно разумным. Но вместо этого оно все силы положило на уничтожение Земли и жизни, с таким трудом созданной на ней. Богу же предложило молитвы, поклонения и жертвоприношения, будто именно это ему и нужно, и для этого он нас создал. Пророки неоднократно получали откровения о том, что Богу нужны не жертвоприношения, а реальное выполнение простых заповедей: не убий, не кради, люби ближнего и т.п., вполне достаточное для поддержания мира и благоденствия на Земле. Недаром главным свидетельством прихода Мессии считается пророчество Исайи: "И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать" (Ис.2:4). Но всегда находились те, кто умудрялся переиначить весть от Творца и главными сделать обряды и молитвы, а заповеди можно было не выполнять, откупаясь от Бога через священнослужителей так же, как всегда откупались от своих земных правителей. Вместо того чтобы поверить Богу и все силы положить на обуздание собственных страстей и выполнение хотя бы минимума из того, чего он ждет от нас, мы создали веру в Бога, формально исполняя ее требования, но на деле игнорируя те заповеди, которые, как любящий отец, пытался внушить нам наш Создатель.

Как же это случилось? Почему первый, по сути экспериментальный, вариант "искусственного разума" вдруг взбунтовался и вырвался из-под контроля своего Творца, вообразив себя вершиной эволюции во Вселенной, и не собирается ему подчиняться? И почему Творец его не останавливает, пока он не разрушил все Творение?

Когда Творец создавал человека (вкладывал способность мыслить фактически в обезьяну), он, вероятно, еще до конца не мог знать, что у него в результате получится, ибо невообразимо огромный, бессмертный и бесплотный разум и ум плотского смертного существа несоизмеримы. Все происходило постепенно и чрезвычайно медленно – в течение сотен тысяч лет. А куда торопиться бессмертному Творцу? Весь животный мир к тому времени был весьма проработан, оптимизирован и гармонизирован, у каждого существа "на скрижалях сердца" были записаны законы, как ему жить, как поступать в тех или иных случаях, чтобы не нарушать всеобщую гармонию и равновесие в природе (можно – и даже нужно – избегать смерти, но только до определенного предела, ибо тем самым ты можешь оставить голодным того, кто тобой питается). Оставалось только усилить мыслительные способности самого продвинутого существа и тоже дать ему необходимые законы жизни, совсем иные, нежели у животных. И всего-то – добавить чуток новых генов и управляющих последовательностей в ДНК и научить доброму, все остальное довершит разум.

Сейчас ученые, исследуя ископаемые артефакты, определяют принадлежность того или иного существа к виду человека разумного, кроме физических признаков вроде прямохождения, главным образом по умению изготавливать орудия труда, руководствуясь предположением классиков марксизма-ленинизма, а так же теории эволюции, что именно труд превратил обезьяну в человека (чем не насмешка над цивилизацией, отказавшейся от идей коммунизма). Но если исходить из того, что движущей силой возникновения и эволюции всего живого были не мутации и естественный отбор, а целенаправленное постепенное изменение природы разумным Творцом, то окажется, что главное здесь вовсе не орудия. В конце концов, даже некоторые птицы (врановые, попугаи), не говоря уже о приматах, замечательно умеют изготавливать и использовать подручные инструменты, при этом еще и обучая друг друга.

Признаками же человека разумного (заметьте, название этого вида включает в себя кроме материальной биологической составляющей еще и нематериальную – разум) являются, во-первых, умение осознавать, анализировать и создавать информацию (мышление), свободно ей обмениваться (речь) и сохранять ее на материальных носителях (письмо) для последующего использования, а во-вторых, и главным образом, способность выйти за пределы познанного и понять смысл совершаемого и совершающегося, понять, кто он есть и зачем существует. Причем он должен начинать учиться всему этому с раннего детства. Как бы ни был ребенок, выросший среди животных ("маугли"), внешне похож на человека, он человек (homo) только биологически, но человеком разумным (sapiens) он уже стать не сможет. Разум у него имеется только в потенции, и он не является чисто биологическим признаком, так что правильнее было бы его определить как "потенциально разумный". Биологическая классификация совсем не учитывает этой важной особенности, обращая внимание на прямохождение (многие приматы прямоходящи), объем мозга (у слонов, китов и дельфинов – больше), изготовление орудий (масса примеров у животных и птиц) и т.п.

Птица, выращенная в неволе и затем выпущенная на свободу, без всяких проблем найдет пару, совьет гнездо и выкормит птенцов, ее инстинкты неуничтожимы. Не то с человеком. Он может стать разумным только в случае обязательного обучения навыкам, языку и общению (пусть даже это будет язык жестов в случае глухонемого ребенка или тактильный в случае слепоглухонемого). Причем способности к такому обучению у него неизмеримо выше, чем у любого примата, и сохраняются довольно долго, даже если по какой-то причине не развиваются в детстве.

Отсюда следует, что главными признаками людей разумных мы можем считать скорее пещерную живопись и украшения, свидетельствующие о возникновении ощущения собственного "я" как личности, и желания зафиксировать это не только в своей памяти, но никак не прямохождение или оббитую гальку. Более того, если птицы могут строить весьма сложные гнезда, требующие нетривиальных знаний и умений (тот же ткачик), и мы при этом не называем их разумными, почему мы говорим о разумности древних гоминид только на том основании, что они изготавливали орудия? Это могло быть таким же вложенным Творцом инстинктивным актом, как и строительство гнезда, чтобы они не умерли с голоду.

Первыми "подопытными" Создателя стали, по всей видимости, неандертальцы – именно у них начали активно развиваться речевые зоны мозга. Вот только за несколько сот тысяч лет они так и не смогли продвинуться достаточно далеко. Возможно, им не хватило темперамента и жизненной энергии – посмотрите на двух таких разных представителей приматов как орангутанги и шимпанзе. Большеголовый, флегматичный, добродушный орангутанг при встрече с соперником или какой-либо опасностью просто ретируется и не будет "выяснять отношения", ему почти не приходится напрягать свой мозг для быстрого поиска нужной стратегии. Зато шимпанзе – полная его противоположность, и это дает ему огромные преимущества в развитии и жизнестойкости. Поэтому в качестве дублера неандертальцу, явно "тормозившему", позже было выбрано именно такое весьма неуравновешенное, конфликтное, но пронырливое и всеядное существо. Ему-то мы и обязаны нашими весьма неприглядными качествами, с одной стороны обеспечившими новому существу широчайшую гамму чувств, переживаний и эмоций, а с другой сделавшими его неуправляемым, страстным и безрассудным до опасных, самоубийственных пределов.

Кстати, недавно было обнаружено, что у дружелюбных и ласковых собак имеются вполне определенные генетические мутации, аналогичные тем, что свойственны людям с синдромом Уильямса, сопровождающиеся задержкой умственного развития, и в то же время повышенной дружелюбностью и гиперсоциальностью (синдром эльфа). Похоже, что дружелюбие и разумность вещи несовместные, вот и пришлось Создателю пойти на компромисс и даже в чем-то пожертвовать одним ради другого.

Тем не менее, работа продолжалась. Оставалось дать человеку законы, которыми он должен руководствоваться, чтобы жить в гармонии со всем остальным миром и с самим собой. Но не тут-то было...

Сначала все шло достаточно неплохо. Если рассмотреть законы Хаммурапи или обычаи и табу, которыми руководствовались племена, жившие на атоллах, можно обнаружить, что уже много тысяч лет назад даже самые дикие народы хорошо понимали, как нужно себя вести, чтобы не деградировали ни природа, ни сам человек. Откуда они брали эти так эффективно действующие (пусть даже и весьма жестокие) обычаи, традиции и законы?

В древних документах, начиная с шумеров, говорится, что правители получали эти законы непосредственно от богов. Можно, конечно, считать это мифами и легендами, но тем не менее слишком многие факты говорят о том, что у людей действительно когда-то был некий канал связи с Творцом. Но когда их разум усложнился до максимума и стал самодостаточным, он, вероятно, заглушил этот канал (либо Творец намеренно ограничил общение), и на этом этапе многое было потеряно – откровения теперь могли получать лишь единицы, которых стали называть пророками. Возможно, человеческая плоть оказалась не в состоянии переварить одновременно все то, что в нее было вложено. Вспомните, как развиваются осязание, слух и ориентирование в пространстве у слепого, как понимает речь по губам глухой, как читает слепой шрифт Брайля, как общаются друг с другом глухонемые – все это возможно только при полном выключении одного или нескольких каналов восприятия, когда другие чувства занимают освободившееся место в мозге. Огромная масса нейронов понадобилась для обеспечения высшей нервной деятельности, речи, письма, чтения, абстрактного мышления. А увеличивать мозг больше не было возможности и по энергетическим причинам (он и так пожирает львиную долю ресурсов), и по сложности связей между его отделами, и по физическому размеру головы. Общеизвестно, что слишком высокие умственные способности (гениальность) очень часто приводят человека на грань безумия, а то и за эту грань. В принципе, вся наша разумная деятельность обеспечивается весьма небольшим количеством нейронов, ведь, например, в одном мозжечке, заведующем управлением движением, содержится более половины всех нейронов мозга.

Окончательно эпоха "богов", разговаривавших с человеком, закончилась, по-видимому, в VII веке, когда получил откровение Мухаммед, но возможно, последним был Лютер. На близкую тему есть любопытное исследование американского психолога Дж.Джейнса о бикамеральном мозге.

Поначалу древние народы жили в простоте, фактически бессознательно, как дети живут под властью любящего, но грозного Отца, ослушаться которого они не могут, ведь он не только наказывает, но и спасает их, еще почти ничего не знающих о законах природы и о своей собственной природе. Однако с расширением рамок познания пришло и взросление, осознание самого себя. Именно в этот момент и появилось сознание и самосознание как таковое. Но вследствие такого преображения человек, который до этого ощущал себя неотъемлемой и равноправной частью природы, умирающей и возрождающейся, вдруг осознал себя смертным, причем окончательно смертным, и это его испугало и поставило перед ним множество вопросов о смысле жизни и участии в ней Творца. И тогда он понял, что Отец, хоть он и силен, уже не будет защищать его всегда, пора вставать на ноги и идти самому, брать ответственность на себя, и в первую очередь разбираться, что такое болезнь, старость, смерть, добро и зло, и как дальше жить с этим знанием, чтобы не погибнуть, и чтобы жизнь имела смысл. В это время во многих народах пророки получили каждый свой, пригодный только для конкретного народа, для его психики и менталитета, совет, и передали его соотечественникам. Человечество начало переходить от "внешнего управления" к самостоятельности.

Это можно представить так, как если бы человек сначала жил в почти полной темноте, освещаемой лишь крошечной свечкой нарождающегося разума и сознания, когда видны только твои руки, а все окружающее выглядит непонятным и устрашающим, когда фантазия дорисовывает облик окружающих предметов, и вся надежда только на Того, кто в нужный момент может внезапно взять тебя за плечи и развернуть в нужную сторону, чтобы ты не сверзился в пропасть. Но постепенно оглядевшись, мы поняли, что эту свечу можно усовершенствовать, и более того – зажечь от нее факел разума и осветить путь, которым мы идем...

Это случилось в VII веке до нашей эры, когда сразу у нескольких народов появились свои пророки – в первую очередь Будда и Конфуций, а так же Заратустра и еврейские пророки. Но если первые поняли что главное, чего от них ждет Создатель – это жить в мире и быть милостивыми и милосердными к ближнему, не пытаясь понять хоть что-нибудь о небесах, о Творце или влезть в его "лабораторию", то вторые все силы положили на попытки увидеть, что там на небесах, понять пути Бога (или богов), и даже говорить от его имени, вместо того, чтобы понять свои пути и свой долг перед Творцом жизни. А это впоследствии во многом определило характер новой христианской религии откровения, о которой Бог предупредил всех: "Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин Божиих, сказываю, что не наложу на вас иного бремени" (см. "Символы Апокалипсиса", комм. к Откр.2:24).

А народы Европы в то время еще "не доросли" и откровения не получили (впрочем, и у греков в то время был великий Солон), – их черед пришел только через 600 лет, когда они переросли рамки языческого миропонимания и погрузились в тяжелейший кризис. Их поиски нового смысла и новой религии совпали с появлением среди иудеев очередного пророка, который был призван Творцом, чтобы восстановить у них понимание глубинной сути религии, данной еврейскому народу через Моисея за 1200 лет до этого, и в основе своей говорившей о том же, чему учили Будда и Конфуций, но извращенной и дополненной человеческими измышлениями за сотни лет жизни бок о бок с другими народами. К великому разочарованию, иудеи, к тому времени уже начавшие работу над тем, что потом назовут Талмудом, его не поняли и не приняли (недаром Бог назвал их народом жестоковыйным). Зато новые пророки (или вообразившие себя пророками) радостно подхватили новые идеи и понесли их в мир, но будучи по природе язычниками, не сумели по-настоящему понять их, да еще и соединили со всеми теми религиозными идеями, которые уже успели проникнуть в их среду, и которые вообще-то предназначались только для других народов. Впрочем, греко-римская империя как раз и была эдаким новым Вавилоном, в котором как в плавильном котле смешалось множество народов земли.

У тех, кто взялся продолжать дело пророка Иисуса, во всяком случае, у самых первых, без сомнения, были благие намерения и великие прозрения, без этого христианство бы просто не состоялось. Но они так и не поняли главного, того, что к этому времени уже стало ясно Творцу, – человек в той форме, в какой он им создан, – обречен. У него нет Будущего. И они предложили ему это Будущее в том виде, как они сами его понимали – позитивно и оптимистично, за Бога решив, как мы будем спасаться, и как он будет нас спасать.