?

Log in

No account? Create an account

Символы и знамения

Previous Entry Share Next Entry
Язык и сознание
Think
wampus_999
В отличие от популярной книжки Тегмарка сборник статей Д.И.Дубровского необыкновенно концентрирован и насыщен идеями. Вот это стоящее чтение. На мой взгляд, прорыв в понимании феномена информации, ее сущности и роли в возникновении жизни, разума и сознания, если он когда-нибудь случится, будет иметь куда большую важность, нежели все открытия XX века. И идеи Дубровского будут играть в этом прорыве немалую роль. Но до этого еще надо дожить.

К сожалению, чтение идет медленно, много отвлекающих моментов. Вот несколько сумбурное изложение одной мысли, которая в очередной раз отвлекла меня от книги и которой по обыкновению нашлась параллель в библейской книге Бытия.

* * *

Вероятно, никто не будет спорить, что важнейшей и определяющей причиной возникновения человеческого сознания (зачатки сознания разного уровня есть у многих животных) явилось формирование и развитие речи, то есть специфической разновидности языка как способа восприятия, обработки и передачи информации, который сначала использовался лишь как средство коммуникации, а затем, по мере его усовершенствования, как средство хранения информации и инструмент манипулирования ей. Поначалу предшественник человека хоть и был достаточно умен, чтобы понимать происходящее и овладевать необходимыми, иногда весьма сложными навыками, но базировалось это понимание и эти умения на внутреннем, неосознаваемом, естественном языке мозга, развившемся еще в его предках, по одним взглядам – в процессе эволюции, по другим – за счет сознательного проектирования и направления кем-то извне (не обязательно всемогущим Богом, тут могут существовать разные подходы). Кстати, дальнейшее целенаправленное формирование органов речи (будь то отделы мозга или органы артикуляции) тоже вряд ли могло обойтись без внешнего воздействия.

Речь на сегодняшний день является хоть и не единственным, но наиболее эффективным средством формирования и развития разума и сознания (не будем забывать о глухонемых, ведь они тоже обладают сознанием). Становление этой новой функции происходило поэтапно, путем сначала усложнения языка жестов и голосовых сигналов, затем возникновения "слов" (комбинаций звуков) как обозначений предметов, действий, отношений и т.п. (это наблюдается уже у птиц и млекопитающих, прежде всего у китообразных, слонов и обезьян). По мере же развития речи и накопления знаний произошла диссоциация, и содержание названий разделилось на значение и смысл, и именно эта трансформация дала первобытному человеку инструмент, гораздо более эффективный чем обработанный камень. Как пишет Д.И.Дубровский: "нам дана не только способность иметь информацию в «чистом» виде, но и способность оперировать ею и использовать ее для управления собой, другими людьми, внешними объектами. Таковы кардинальные факты нашей сознательной деятельности". Произвольное манипулирование информацией (мышление) человек как раз и осуществляет главным образом с помощью языка. С его же помощью путем абстрагирования и обобщения он имеет возможность осмысливать свою жизнь и осознавать себя и свое место в мире.

* * *

Любопытно, что этот процесс отражен и в Библии, во 2-3 главах книги Бытия, которые в отличие от первой описывают не сотворение человека (обдумывание замысла и создание проекта), а его постепенное формирование и выделение из животного мира.

Первоначально человек (Адам) только "узнавал" мир и давал ему названия: "Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым" (Быт.2:19-20).

Это первый период, состоявший в возникновении и развитии прообраза речи – практически бессознательная жизнь первобытного человека в "раю", в единстве с остальной природой, чуть выше уровнем, чем животные. Дальнейшее развитие этого праязыка, а благодаря ему и коммуникаций между людьми, постепенно приведет к возникновению у человека сознания и самосознания, пониманию сути и смысла происходящего, отделению себя от природы и в конце концов пониманию того, что он брошен в этот мир буквально "голым" и никак не защищенным ничем кроме своего еще только нарождающегося разума.

Следом человек обретает жену Еву – возникновение моногамии сплотило былые стаи первых людей, что привело к возникновению родовых общин, которые в дальнейшем за счет перехода от эндогамии к экзогамии превратились в роды. В такой общине гораздо легче сохранять традиции, навыки и главное – развивать методы коммуникации, которые будут оттачиваться, пополняться и передаваться из поколения в поколение. С этого момента становление и развитие речи и языков пошло стремительными темпами, благо что формирование органов речи к тому времени было завершено. Вероятнее всего, распространение, унификация и обогащение языков происходили прежде всего благодаря женщинам за счет той же экзогамии (члены родовой общины не могли брать себе жен внутри общины и поэтому обменивались ими с соседними), а так же необходимости воспитания детей. Недаром далее в 3 главе говорится, что первой плод древа познания съела именно Ева.

Дальнейший тернистый путь человека разумного был отображен в мифе о вкушении прародителями человечества плода древа познания, результатом которого стало обретение одежд и изгнание человека из первобытного "рая". Естественно, никто его насильно не изгонял оттуда. С возникновением самосознания жизнь в простоте, в бессознательном первобытном "раю" неизбежно закончилась и началась жестокая, реальная и вполне сознательная и осмысленная борьба за существование и первенство в природе. Человек обнаружил, что обретение плодов этого древа "хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание" (Быт3:6). Вот только одновременно с сознанием и самосознанием он обрел и понимание краткости жизни и неизбежности смерти – "откроются глаза ваши" (Быт3:5). А еще понимание того, что жизнь его не будет легкой прогулкой, но тяжкой борьбой за выживание. Со скорбью он будет питаться от земли во все дни жизни, и терния и волчцы произрастит она ему, даже когда он, кажется, полностью овладеет ей и подчинит ее.

Зато истинного знания того, что добро, а что зло, человек так и не приобрел, тут змей обманул – человеку это недоступно, он не в состоянии точно прогнозировать последствия тех или иных поступков и событий даже до сегодняшнего дня.

А вот кто же был тем змеем? Интересный вопрос... Похоже, что речь идет о том, что одновременно с возникновением языка родилась и ложь – одна из главных проблем человека и человеческого общества. Одновременно: "Язык – одежда мыслей" и "Язык дан человеку, чтобы скрывать свои мысли". Вот этот раздвоенный змеиный язык и стал прообразом райского змия.

А чтобы выделить себя из природы, чтобы уверить себя в том, что он не зверь, а "новая тварь", человек вынужден был (или ему было подсказано) сотворить себе одежды, причем как материальные, так и идеальные в виде норм, традиций, ритуалов, обрядов, морали, высоких чувств, духовных истин и прочих "человеческих" качеств – всего того, чего не могло быть у животных, что часто для него как корове седло и что до сегодняшних дней с трудом, но удерживает его от двух крайностей: оскотинивания и превращения в бездушный, рационально мыслящий механизм.

Как видим, миф достаточно точно отобразил естественный и неизбежный процесс возникновения языка и сознания у первобытных людей, но тем не менее вплоть до сегодняшних дней немалая часть человечества свято верит в то, что все его беды происходят не из его животной природы и лжи, а из непослушания некой пары прародителей своему Творцу.



  • 1
Кстати, вот есть неплохой обзор по поводу свободы воли в христианстве

https://alexander-konev.livejournal.com/223199.html

Может быть как раз подойдет для сопостовления подхода к свободе воли в науке и в религии.

>>"Как сохранить необходимую для христианина уверенность в том, что Бог контролирует ход истории и гарантирует её обещанный исход, но при этом не потерять осознания того, что действие человека является свободным?"

Я очень понимаю людей, которые любыми средствами стараются сохранить традицию, благодаря которой, как им представляется, они остаются людьми и обретают смысл существования. Я даже ничего не имею против, если с их стороны это будет самообман – лишь бы это не было двоемыслием и неискренностью.

Однако уже сам подход в этой книге (по изложению) мне представляется попыткой пересмотреть сами основы христианства – ведь заметьте, при таких рассуждениях приходится полностью исключить из рассмотрения Христа и Св. Духа, забыть о них и рассуждать только о неком Едином трансцендентном Боге. Если богочеловек Христос и Св.Дух до сих пор на Земле среди верующих, это ломает все рассуждения о трансцендентности и неописуемости Бога. Этот Бог больше напоминает Единого неоплатоников и гностиков. А если при этом вспоминать Христа, сразу на ум приходят Демиург и Иалдабаоф. Реальные же "народные" религии полны духов, демонов, ангелов, угодников и еще массы всего, за чем собственно Бог-Творец, создавший жизнь и человека, вообще не виден.

А что касается свободы воли, тут еще хуже. На мой взгляд, на нынешнем этапе истории человечества рассуждать о свободе воли (и вообще какой-либо свободе) вообще несвоевременно и не имеет смысла. Человечество наелось этой свободы по самое не хочу, и доходит до таких бездн падения, что еще немножко свободы и люди по пророческому слову Достоевского приползут к ногам религии и возопят "спасите нас от себя самих!", ибо хлебы их, добытые тяжкими трудами, превращаются в их руках в камни, готовые похоронить их. Другое дело, что ползти уже некуда. И в христианстве, и в исламе, и во всех остальных религиях духовная нить, которая связывала нас с прежними духовными отцами, порвалась, и концов мы больше не находим, чтобы связать их. Не знаю как на Западе, а в России после того, как умерли последние старцы вроде Николая Гурьянова, Иоанна Крестьянкина и Павла Груздева, очень многие почувствовали, что остались сиротами и других Отцов у них уже не будет, а обращаться к Богу как к Отцу нас никто не научил (наоборот, учат о его невыразимости и чуждости человеческим чувствам). Как там у Высоцкого: "Нить порвалась – и понеслась, – Спасайте наши шкуры! Больницы плакали по нас, А также префектуры. Мы лезли к бесу в кабалу...".

Сегодня, речь скорее должна идти о том, как человечество может ограничить себя, свои желания и страсти. Религия всегда говорила прежде всего о том, как ограничить свободную волю человека, ведь только так можно удержать его в рамках нравственности. Теолог, пытающийся рассуждать о свободе воли противоречит самому смыслу религии как свободному подчинению своей воли воле Творца.

По-моему, свобода воли не противоречит тому, что человек должен ограничить свои желания и страсти. В конечном итоге речь идет о выборе, который должен быть сознательным.

Совершенно с вами согласен.
У меня как раз сегодня появилась одна мысль на этот счет, постараюсь как-то перевести ее в слова в ближайшее время.

  • 1